Рубрики
sp

ЗАГОВОРЫ

   «Ложилась спать я (такая-то) в темную вечернюю, поздним-поздно; вставала я в красную утреннюю зарю раным-рано; умывалась ключевою водою из горного студенца, утиралась белым платом родительским. Пошла я из дверей в двери, из ворот в вороты и вышла в чистое поле. В чистом поле охорошилась, на все четыре стороны поклонилась, на горюч камень Алатырь становилась, крепким словом заговорилась, частыми звездами обтыкалась, темным облаком прикрывалась.<!—more—> Заговариваю я, раба (такая-то), своего полюбовного молодца (такого-то) о сбережении в дороге; крепко-накрепко, на век, на всю жизнь. Кто из лугу всю траву выщиплет и выест, из моря всю воду выпьет и не взалкает, и тот бы мое слово не превозмог, мой заговор не расторг. Кто из злых людей его обзорочит и обпризорочит, и околдует, и испортит, у них бы тогда изо лба глаза выворотило в затылок; а моему полюбовному молодцу (такому-то) — путь и дороженька, доброе здоровье на разлуке моей»

   Заговор на путь-дороженьку

Еду я из поля в поле, в зеленые луга, в дальние места, по утренним и вечерним зорям; умываюсь ледяною росою, утираюсь, облекаюсь облаками, опоясываюсь чистыми звездами. Еду я во чистом поле, а во чистом поле растет одолень-трава. Одолень-трава! Не я тебя поливал, не я тебя породил; породила тебя мать сыра земля, поливали тебя девки простоволосые, бабы-самокрутки [«самокрутками» называют девушек, вышедших замуж без согласия и благословения родителей]. Одолень-трава! Одолей ты злых людей: лихо бы на нас не думали, скверного не мыслили, отгони ты чародея, ябедника. Одолень-трава! Одолей мне горы высокие, долы низкие, озера синие, берега крутые, леса темные, пеньки и колоды. Иду я с тобою, одолень-трава, к окиан-морю, к реке Иордану, а в окиан-море, в реке Иордане лежит бел-горюч камень Алатырь. Как он крепко лежит предо мною, так бы у злых людей язык не поворотился, руки не поднимались, а лежать бы им крепко, как лежит бел-горюч камень Алатырь. Спрячу я тебя, одолень-трава, у ретивова сердца, во всем пути, во всей дороженьке.

Заговоры на путь-дорогуиз книги «Н. Сахаров. Сказания русского народа. СПб., 1841. Т. I. Изд. III»

«Заговариваю я, раба (имя), своего полюбовного молодца (имя) от мужика колдуна, от ворона каркуна, от бабы колдуньи, от старца и старицы, от посхимника, посхимницы. Отсылаю я от своего друга милого всех по лесу ходить, игольник брать, по его вере, и, пока он жив, никто, бы его не обозорочил и не обпризорил.

Заговариваю я раба (имя), своего полюбовного молодца (имя) о сбережении в дороге крепко-накрепко, навек, на всю жизнь. Кто из лугу всю траву выщипет и выест, из моря всю воду выпьет и не взалкает, и тот бы мое слово не превозмог, мой заговор не расторг. Кто из злых людей его обзорочит, и обпризорит, и околдует, и испортит, у них бы тогда из лба глаза выворотило в затылок, а моему полюбовному молодцу (имя) путь и дороженька, доброе Здоровье на разлуке моей».

   «Встану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь, выйду я в широкое поле, под красное солнце на окиян-море. На окиян-море стоит божья церковь. В божьей церкви — злат-престол. За златым престолом сам Господь Иисус Христос сидит и отчитывает 74 ногтя, 74 когтя, 74 скорби, 74 болезни и берет сам Господь, сам Иисус Христос три прута железных и бьет (назвать имя животное, цвет шерсти, вид: например, кошку Матрену серого цвета с белым пятном на лбу) и убивает 74 скорби, 74 болезни, 74 ногтя, костовой, мозговой, выпрягальный, запрягальный, тпрукальный, нукальный недуг.<!—more—> Что не договорил — переговорил. У безымянного перста имени нет, имени не было и не будет. Век по веки отныне и довеки. Аминь!»

Оберег от любого злаДелают между Покровом и Родительской субботой.
Купите красную ленту, завяжите на ней 40 узлов и скажите:
— Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Заговариваю я тело бело. Закрепляю его крепче стали и булата, крепче всякого каленого уклада. Вяжу я ту невидимую прядь, чтоб никто раба Божьего (имя) не мог взять: ни делом проворным, ни словом заговорным, ни через печь, ни через свечу, ни через святую воду. Со мной святые апостолы оберег читают, дитя мое от врагов заслоняют: Никита – столпник, Гавриил – архангел, Михаил – архангел, Георгий Храбрый, Иоанн Предтеча и Спас Милостивый. А кто к моему ребенку подступится, подойдет, тот от моего заговорного слова не уйдет. Небо моим словам, земля моим делам. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

У каждого ребенка непременно бывает родимец. Всего же родимцев двенадцать. Они носят название по той части тела, которая болит у ребенка: родимец пуповой, сердцевой, внутренной, суставной, жиленной, костяной, ручной, глазной, ревун, говорун и прочие.

Ребенка, подвергшегося родимцу, поят и моют водой, над которою говорят слова: «Грызу я, загрызаю, уйму я, унимаю, на рабе Божием (имярек) двенадцать родимцев (следует перечисление их). Как мертвый от могилы не ворочается, так бы и на раба Божия (имярек) эти двенадцать родимцев никогда бы не ворочались, веки по веки. Отныне и до века» .

Заговор от родимца

«На море на окиане, среди моря Белого стоит медный столб от земли до неба, от востока до запада; а во том медном столбе закладена медная медяница от болестей и хворостей. Посылаю я раба (такого-то) в тот медный столб, что на море на окиане, и заповедаю ему своим словом заповеданным закласть родимец во тот медный столб. А был бы с того заповедания (такой-то) цел и невредим и от родимца избавлен по сей час, по всю жизнь».
Н. Сахаров. Сказания русского народа. СПб., 1841.

Молитва от родимца

«Мученик Твой, Господи, Никита во страдании своем венец приять нетленный от Тебя, Бога нашего, имеяй бо крепость Твою, мучителей низложи, сокруши демонов немощня дерзости, того молитвами избави раба Божия (имярек) от родимца и младенчества, от прилога и безумия, от порчи и притчи, от всех его скорбей и болезней, от нашедшаго и налетящаго, крест Христов, яко некое оружие, усердно восприим и к борению врагов притекл еси, и за Христа пострадал еси, последи огнем священную твою душу, Господу предал еси. Откуду же даров исцеления от него сподобился еси прияти, великомученице Никито, моли Христа Бога, исцелитеся и избавитися рабу Божию (имярек) в них, аще прелести посек, державу стоянием Твоим, и победу прием венец во страдальчествах Твоих, со ангелы славны радуешися, Никито, тезоименито с ними Христа Бога моли непрестанно о избавлении и исцелении раба Божия (имярек), от скорби и болезни его обдержащие, ныне и присно, и во веки веков, аминь» .
Молитва от родимца взята из рукописной книжки Г.Д. Книголюбова.

На замужество На утренней зорьке трижды наговорить на воду заговор:
— Идет кузнец из кузницы, несет кузнец три молота. Кузнец, кузнец, ты скуй мне венец, ты скуй мне венец и золот и нов, из остаточков золотой перстень, из обрезочков булавочку. Мне в этом венце венчаться, мне тем перстнем обручаться, мне той булавкой убрус притыкать. Аминь.
Водой умыться.

На сор с улицы.

Незаметно от всех замести сор с улицы в пакет, принести в дом, насыпать у порога и замести в передний угол, приговаривая:
— Гоню в избу свою молодцов, не воров, наезжайте ко мне женихи с чужих дворов.<!—more—> Аминь.

Заговор на скорую свадьбу.

Когда из церковных ворот выйдет венчанная пара, перекреститесь и скажите:
— Как эти двое в церкви венчались, кольцами перед Господом Богом поменялись, так бы и я, Божья раба (имя), с рабом Божьим (имя) повенчалась и кольцами обменялась. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь

   Читается над водой девять раз после того, как в воду бросается щепотка соли, сжигаются 3 спички со словами:  «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь» и сгоревшие спички бросаются в воду.

ТЕКСТ ЗАГОВОРА ОТ СГЛАЗА
На синем море девица стояла, синим платком махала, Матушку Божью на помощь призывала. Сойди, Матушка Божья, и помоги рабу Божьему (имя) и прогони болезнь глазную на темные леса, па густые лозы, где месяц не светит, где Солнце не греет, где остер не пест. Не я выговариваю, и Пресвятая Богородица помогает своими устами, своими перстами, своим Снятым Духом. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Заговариваю я у раба божия (имя) тело свое грешное от стрелы, от сабли, от рогатины, от пули, от секиры.
Буде тело мое грешное крепче стали и булата, железа простого и меди. Помилуй, Господи, раба божия (имя) от пули и ядер и стрел. Стой, стрела, не ходи до меня раба божия (имя). Не ходит стрела через деву Марию и пророка Иоанна Крестителя господня, через ангела и архангела и через все святые жены. Стой, пуля, не лета до меня раба божия (имя) повелением бога праведного через Благовещенье Пресвятой Богородицы. Стой, стрела, не ходи до меня раба божия (имя) через обещание милосердия божия. Стой, пуля, не ищи меня, через терновый венец, который был на главе господа нашего Иисуса Христа. Стой, стрела, не ходи до меня раба божия (имя) через копья и гвозди Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа всемогущего бога, которого никто не может сокрушить и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

«Ложилась спать я (такая-то) в темную вечернюю, поздним-поздно; вставала я в красную утреннюю зарю раным-рано; умывалась ключевою водою из горного студенца, утиралась белым платом родительским. Пошла я из дверей в двери, из ворот в вороты и вышла в чистое поле. В чистом поле охорошилась, на все четыре стороны поклонилась, на горюч камень Алатырь становилась, крепким словом заговорилась, частыми звездами обтыкалась, темным облаком прикрывалась. Заговариваю я, раба (такая-то), своего полюбовного молодца (такого-то) о сбережении в дороге; крепко-накрепко, на век, на всю жизнь.
Кто из лугу всю траву выщиплет и выест, из моря всю воду выпьет и не взалкает, и тот бы мое слово не превозмог, мой заговор не расторг. Кто из злых людей его обзорочит и обпризорочит, и околдует, и испортит, у них бы тогда изо лба глаза выворотило в затылок; а моему полюбовному молодцу (такому-то) — путь и дороженька, доброе здоровье на разлуке моей» (там же). 3. Заговор на путь-дороженьку. «Еду я из поля в поле, в зеленые луга, в дальние места, по утренним и вечерним зорям; умываюсь ледяною росою, утираюсь, облекаюсь облаками, опоясываюсь чистыми звездами. Еду я во чистом поле, а во чистом поле растет одолень-трава. Одолень-трава! Не я тебя поливал, не я тебя породил; породила тебя мать сыра земля, поливали тебя девки простоволосые, бабы-самокрутки [«самокрутками» называют девушек, вышедших замуж без согласия и благословения родителей]. Одолень-трава! Одолей ты злых людей: лихо бы на нас не думали, скверного не мыслили, отгони ты чародея, ябедника. Одолень-трава! Одолей мне горы высокие, долы низкие, озера синие, берега крутые, леса темные, пеньки и колоды. Иду я с тобою, одолень-трава, к окиан-морю, к реке Иордану, а в окиан-море, в реке Иордане лежит бел-горюч камень Алатырь. Как он крепко лежит предо мною, так бы у злых людей язык не поворотился, руки не поднимались, а лежать бы им крепко, как лежит бел-горюч камень Алатырь. Спрячу я тебя, одолень-трава, у ретивова сердца, во всем пути, во всей дороженьке»

Есть такая примета, что если упадет картина — то это к несчастью. Если это произойдет, то нужно сразу же сказать :»Божья мать шла, картину подняла, меня рабу Божью (имя) от бед спасла.Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Copyright © 2021